КАК ПРОДЛИТЬ ЖИЗНЬ С ПОМОЩЬЮ БИОМЕДИЦИНСКОЙ КОРРЕКТИРОВКИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ. Ч. 1

КАК ПРОДЛИТЬ ЖИЗНЬ  С ПОМОЩЬЮ БИОМЕДИЦИНСКОЙ КОРРЕКТИРОВКИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ. Ч. 1

Целебный концентрат, или апифитокомплекс от Василия Сафроняка, о котором говорилось на страницах «ЗіД» в статье «Чтобы организм долго служил, его надо удобрить», заинтересовал наших читателей, в редакцию звонили из всех уголков Украины — спрашивали рецепт этого оздоровительного средства. О том, какой путь прошел Василий Михайлович к своему изобретению, сколько проблем со здоровьем и не только ему пришлось преодолеть, о сути своего метода оздоровления и как приготовить аналог концентрата самостоятельно, рассказывает нашим читателям его автор.

Экскурс в прошлое

Суть моей системы заключается в том, что на каждом этапе жизни, начиная с 40 лет и больше, нужна биокоррекция всех органов и систем организма человека. Ведь в этом возрасте вследствие их изнашивания начинают проявляться различные болезни. Эту систему я разработал и испытываю на себе уже более 40 лет, что дало мне возможность жить нормальной полноценной жизнью.
До 60 лет я никому не рассказывал о своей системе: нужно было проанализировать состояние своего здоровья.
Теперь я должен сделать экскурс в прошлое для того, чтобы вы не подумали, что то, что я предлагаю, — фантастика и неправда, когда я упрощенно, на понятном для рядового читателя языке буду раскрывать суть своего метода лечения.
Родился я в селе Подоляны Каменец-Подольского района Хмельницкой области. Семья состояла из матери-одиночки и бабушки, которая потеряла мужа на фронте. Жили мы очень бедно, не было одежды, особенно обуви. Заработать средства или натуроплату в колхозе было невозможно. Помню, как мама и бабушка как-то осенью принесли домой на плечах по полмешка овса. Это была зарплата обоих за весь год (1952 или 1953-й) работы.
Уже в 5—7-летнем возрасте я начал помогать семье хоть как-то раздобыть еду: собирал грибы, дикие плоды груш, слив, терна. Ловил рыбу, моллюски. Все мы сушили и на солнце, и в печи.
Когда я пошел в школу, мать устроилась дояркой на животноводческую ферму, потому что там платили больше, чем в полевой бригаде. Работа была тяжелая, большинство операций приходилось выполнять вручную: раздача кормов, воды, доение, уборка. Доярки работали с 4-х утра до 9 часов вечера, то есть 18 часов в сутки. Замужним дояркам помогали мужья, а мать была одна и брала меня с собой на ферму. И я старался как мог, а утром с фермы шел в школу.

Первые и последние таблетки в жизни

Работая на ферме, я плохо себя чувствовал, но никому не жаловался на состояние здоровья. Где-то в 12—13 лет мне стало совсем плохо, и я вынужден был обратиться в сельский медпункт. Фельдшер измерила давление: он доходил до 180 мм ртутного столбика. Она сказала, что это мелочи, и выписала мне лекарство «Резерпин» (кстати, первое и последнее в моей жизни). После приема лекарства состояние здоровья ухудшилось, и я попал в Орынинскую участковую больницу.
Лечить меня начали две молодых врачей-терапевтов, которые после обследования моего состояния были удивлены, что у меня почти отсутствует нижний предел давления, диастола 20 и 0. Посоветовавшись между собой, они отвезли меня в Каменец-Подольскую городскую поликлинику. Там опытный терапевт сказала, чтобы таблеток, снижающих давление, больше мне не давали, поскольку еще не заращен Баталов проток в сердце, недоразвиты левое предсердие и желудочек.

«К армии негоден»

После возвращения в участковую больницу меня еще некоторое время лечили, ведь я — будущий допризывник и вскоре должен был получать приписное свидетельство от военкомата. Перевели в терапию в мужскую палату, где находились мужчины старшего возраста. Однажды случайно услышал, как больные спрашивали у врача: «Ну, мы, мужчины пожилого возраста, лежим здесь, а что этот парень здесь делает?» На это она ответила: «Сердце у него хуже, чем у семидесятилетнего».
В больнице меня немного подлечили, а через год на прописной комиссии в районе мне выдали свидетельство. После окончания школы встал вопрос выбора будущей профессии. В то время многие юноши мечтали стать военными, мечтал и я. Поэтому подал заявление в военкомат о желании поступить в военное училище.
На первой же комиссии меня забраковали: не прошел врача-терапевта. На мою просьбу записать, что я годен, врач ответил: «Тебя даже в армию никто не возьмет, не то, что в военное училище». И он был прав.
После школы я поступил в Борщевский техникум механизации сельского хозяйства (Тернопольская область). После второго курса многих моих одногруппников и сверстников призвали в армию, а меня после обследования в Борщевськой райбольнице снова признали непригодным.

Самолечение на всю жизнь

После окончания техникума в 1970 году я работал механиком в одном из колхозов Тернопольской области. Через год — снова обследование, но уже в Тернопольской областной больнице, где должны были окончательно определить, брать ли меня в ряды Вооруженных сил, или нет. Медики, посовещавшись, показали меня профессору из мединститута, который вынес вердикт: негоден, снять с учета. Тогда военкомат выдал военный билет с вышеупомянутой записью. Мое дело, видимо, сдали в архив, а военный билет хранится у меня и поныне как единственный документ, подтверждающий, что все то, что я описываю, — правда.
После областной больницы я поехал в отпуск в свое село. Там ходил на животноводческую ферму и помогал матери. Мать и коллеги по работе знали, что я лечился с сердцем в областной больнице, и сказали, что сейчас находится в отпуске сын Семена Якимца — Леонид Якимец, который в Киеве в кардиоцентре работает ассистентом у известного кардиохирурга.
Он согласился взять меня с собой в Киев и там показать толковым врачам. Однако в кардиоцентр меня не взял, а поселил в гостинице и сказал ждать в гости врачей. Дня через два Якимец вечером навестил меня еще с одним мужчиной, худощавым, лет 50—60. Это был Николай Амосов.
Где-то минут 40 они обследовали меня, а затем состоялся многочасовой разговор, который круто изменил мою жизнь.
На вопрос, нужны ли мне лечение и операция, старший врач ответил: «Не нужна операция, ведь пока таких операций в Украине не делают. А вот лечение — нужно, и на всю жизнь, но не медикаментозное, а самолечение». Не отвергал и медикаментозное, но при тяжелом приступе, когда другими методами его снять невозможно, вызывать «скорую» и др. А дальше — самолечение. Отметил, что самый дорогой для человека товар — здоровье, которое не купишь ни за какие деньги. Но его можно приобрести вообще бесплатно, организовав для себя разумный образ жизни.

Четыре фактора здоровья

Далее было сказано, что состояние здоровья состоит из 4 основных факторов: дыхание, питание, физические упражнения и эмоциональное состояние. Затем Николай Михайлович охарактеризовал каждый из них и сказал, что они равнозначны и равноценны, и невыполнение любого из них недопустимо.
Дыхание. Было показано 3 вида дыхательной гимнастики, которые нужно применять при ухудшении состояния здоровья, продолжительностью 1 и 2 часа в день и 2—4 недели в месяц.
Дыхательная гимнастика. Легкая (начинать надо с нее). Суть ее заключается в полном вдохе и задержке воздуха 10—15 секунд и выдохе в три приема с перерывами.
Средняя. Полный вдох, задержка 30—60 секунд и медленных полный выдох.
Тяжелая дыхательная заключается в том, чтобы, сделав полный вдох после 30—60 секунд задержки, еще не вдыхать воздух 10—15 секунд.
Питание. Характеризуя второй фактор, собеседник спросил, чем я занимаюсь. Я рассказал, что окончил сельскохозяйственный техникум и работаю. Он отметил, что технического образования мало, чтобы организовать правильное питание. Придется поступать в высшее учебное заведение, но не обязательно в медицинское. Можно попробовать на инженера учиться. «А что касается медицины, — заметил врач, — если будешь выполнять мои указания, то, соответственно, тебе в жизни к медикам и не придется обращаться».
А насчет того, что поздно, собеседник привел такой пример: «Медицинский институт я закончил еще до войны, а сейчас учусь в политехническом на инженера — образования медика не хватает для конструирования нужного медоборудования».
На мой вопрос насчет диеты врач ответил: «Есть нужно все, только знай меру». И запомнилась такая фраза: «Бойся однообразия в питании, только от разнообразия организм получает эйфорию».
Физические упражнения. Об этом факторе было сказано, что обязательно нужна ежедневная физзарядка с последующей пробежкой 1—1,5 км. Это до 40 лет. После 40 — бег можешь заменить приседаниями 40—50 раз утром и вечером, но обязательно ежедневно.
Эмоциональное состояние. Занимайся любимым делом, не впадай в хандру, повторяй: я здоровее всех, сильнее всех и проживу дольше всех. И так и будет. Было также отмечено, что выполнение всего сказанного на 99,9% зависит от меня. Каждый человек сам определяет свой путь, свое здоровье и свой возраст.
Я хотел возразить, мол, проживу, сколько назначено. На что мне сказали: «Таким, как ты — с патологией на генном уровне, — суждено прожить 100 лет, а тем, у кого отсутствуют патологии, — 150 лет».

И снова испытание на выдержку

Вернувшись из Киева, я рассчитался с работы, поступил на стационар инженерного факультета Каменец-Подольского сельскохозяйственного института, который окончил в 1980 году в возрасте 29 лет, и был направлен на работу в Деражнянский аграрный лицей, где проработал 10 лет заместителем директора по учебно-производственной работе, а потом еще 18 — преподавателем спецдисциплин.
Всю жизнь старался придерживаться рекомендаций киевских врачей. Дыхательной гимнастикой занимаюсь и поныне, особенно долгими зимне-осенними ночами. Физзарядку делаю ежедневно, но после 40 лет бег заменил ежедневными приседаниями. Бегая, брал с собой своих сыновей, которые благодаря этому стали сильными, волевыми людьми: старший — военный, младший служит в правоохранительных структурах.
Мысленно просил Бога прожить хотя бы 50 лет, но в 40 лет начали отказывать почки из-за постоянного высокого давления. После перенесенной гнойной ангины почти год болел подагрой. Постоянно болели спина и суставы. Лечение в стационарах уже не помогало. Но мне удалось, опираясь на образование, знания и опыт, выйти из, казалось, безвыходной ситуации. И сегодня уже врачи, лечившие меня 15 лет назад, обращаются по лекарства и советы ко мне.
Мое образование дало знания технологий ухода, выращивания, сбора, переработки, хранения и использования продуктов питания.
Кроме того, изучал народную медицину, традиционную, геронтологию и многие другие науки. Это мне позволило сделать некоторые выводы. Например, понял, что ни народная, ни традиционная медицина после 40 лет жизни не дают эффекта полного выздоровления, потому что лечат в основном отдельные органы и системы, а нужно — весь организм, то есть необходимо комплексное лечение, которого пока не существует.
Нынешнее лечение я условно называю «ямочный ремонт дороги», которой 40 лет. Нужно стелить новый сплошной слой дороги, но за неимением средств «латают» только ямки.
Почему после 40 лет начинают комплексное лечение? Потому что при рождении в нас заложена на генном уровне одна программа развития, которая в основном длится до 40 лет, а затем начинается старение организма из-за амортизации, износа клеток всех органов и систем.

(Продолжение)