НОБЕЛЕВСКИЕ НАРАБОТКИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ РАКА

Нобелевские наработки в борьбе против рака

Для современной медицины рак – один из серьезнейших вызовов, он ежегодно уносит миллионы жизней, недостаточно изучен и невероятно коварен. Ведь даже вовремя пролеченная и прооперированная опухоль не является гарантией, что через год-другой заболевание не повторится и не возникнет рецидив. Почему на определенном этапе иммунная система дает сбой и перестает распознавать, блокировать и выводить из организма раковые клетки, до сих пор исследуется. Но сегодня уже есть много современных научных разработок, которые стимулируют способность нашей иммунной системы распознавать и атаковать злокачественные клетки. Некоторые из них за свою уникальность, принципиально новый подход к лечению рака получили Нобелевскую премию и дают надежду ежегодно отвоевать у рака и сохранить до 4 миллионов жизней. Достижением современной онкологии является разработка и внедрение в клиническую практику биопрепаратов, способствующих созданию противоракового иммунитета. И, что кажется почти невероятным, несмотря на ужасное состояние отечественной науки, и нашим ученым Национального института рака удалось изобрести и внедрить в практику свою противораковую вакцину. Как этот способ иммунотерапии применяют на практике, и сколько он уже спас жизней, расскажет одна из разработчиц и идейных вдохновительниц этого средства доктор биологических наук, заведующая научно-исследовательской лабораторией экспериментальной онкологии Наталья ХРАНОВСКАЯ.

Новейшие изобретения в борьбе с раком

- Пани Наталья, какие на сегодня изобретены последние ноу-хау, позволяющие успешно лечить различные виды рака?

- Наряду с химио- или лучевой терапией, которые призваны наружными средствами уничтожить раковые клетки, сейчас активно внедряют таргетную (блокирующую развитие раковых клеток) и иммунотерапию. На рынке появляются всё новые таргетные препараты. Эти препараты эффективно применяют, в частности, при раке почки и меланоме, ведь при этих дислокациях опухоль не чувствительна к химио- и лучевой терапии.
Другой современный метод – иммунотерапия. Его революционность в преодолении онкологических болезней  была настолько высоко оценена, что в 2018-м ученые Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё за это получили Нобелевскую премию. Дело в том, что наша иммунная система должна выявлять и с помощью Т-клеток, или клеток-киллеров, уничтожать всё инородное в организме, в частности, раковые опухоли.
Но у раковых больных эта программа дает сбой. Ученые выяснили, почему же. Оказывается, на Т-клетках есть так называемые иммунные контрольные точки (чекпойнты), активация которых тормозит иммунитет, поэтому он перестает распознавать и уничтожать вредителей.
Такой «контрольной точкой» является, в частности, белок CTLA4. Раковые опухоли для выживания и избежания иммунной атаки – ведь они являются «разумным» паразитом – научились использовать этот механизм. Они стимулируют выработку активаторов белка, таким образом становятся «невидимками» для иммунитета.
Разработанный нобелевскими лауреатами метод обезоруживает раковые клетки, не дает им возможности скрыться и избежать иммунной атаки. Этот способ показал свою эффективность даже при лечении запущенных раковых процессов.
Н

есколько раньше за прорывное открытие дендритных клеток, которые также стимулируют иммунный ответ организма, американский иммунолог Ральф Марвин Стейман получил Нобелевскую премию (2011 г.) и заложил основу нового направления – «клеточные вакцины», которые усиливают иммунную систему и заставляют ее атаковать опухоли.
В этой истории всё – уникальное. Стейман стал вторым человеком, кого Нобелевский комитет наградил посмертно, ведь он не дожил всего несколько часов до вручения премии. Кроме того, действенность разработанного метода он испробовал на себе. Иммунолог страдал от самой неблагоприятной формы рака поджелудочной железы, при котором больные живут до года. И Стейман настолько верил в действенность своего метода, что применял только его, отказавшись от стандартного лечения, и прожил целых 5 лет.
Благодаря этим разработкам теперь больные раком могут жить долгую полноценную жизнь. То есть, из ранга «смертельных болезней» рак становится хроническим заболеванием, с которым можно жить и контролировать состояние здоровья, иногда даже на запущенных стадиях. Но это – в случае, если у пациента есть доступ к такому дорогостоящему лечению.
Украинские пациенты также имеют такую возможность. Наша противораковая вакцина базируется на признанном мировым научным сообществом методе дендритных клеток. Она эффективна, и, к тому же, значительно дешевле европейской.

Отечественная противораковая иммунотерапия

- При каких локализациях рака можно применять эту вакцину, какие есть исследования по этому поводу?

- Мы применяем вакцину в рамках научных исследований с разрешения диссертационного совета и комиссии по биоэтике. Эти исследования ведутся у больных после удаления опухоли с целью не допустить рецидива заболевания раком. Этот метод способствует закреплению положительных результатов основного лечения.
Первые исследования у нас проводили у больных раком яичников и легких 2-й и 3-й стадии в 2007 и 2013 гг. соответственно. Сейчас мы можем предоставить результаты уже 10-летней эффективности этой вакцины, и они положительны. При этих смертельных быстро прогрессирующих заболеваниях после применения вакцины значительный процент людей до сих пор живы.
В частности, больная раком яичников 4-й стадии, которая прошла основное лечение, а затем – немало курсов вакцинотерапии, до сих пор живет без рецидивов.
Другой случай: к нам обратилась семья пожилого пациента с раком мочевого пузыря. Они просили назначить вакцинацию, чтобы отец еще немного пожил. Мы противопоказаний не обнаружили и провели эти курсы иммунотерапии.
К сожалению, человек умер, но не от рака, а от сердечного приступа. Вскрытие показало, что опухоль за время лечения прошла.
Кроме того, мы применяем вакцину в случае рака почек, грудной железы, легких, головы и шеи. Сейчас совместно с Институтом нейрохирургии имени Ромоданова начинается исследование лечебного действия вакцины при опухолях мозга.

- Насколько возрастает продолжительность жизни без рецидивов у больных, получивших вакцинацию в комбинировании с основным лечением, по сравнению с теми, кто получал только традиционное лечение?

- Хочу привести пример применения вакцины, одобренной FDA в Америке, произведенной на основе дендритных клеток и похожей на нашу. Ее применяют при гормонорефрактерных формах рака предстательной железы у мужчин, и она на месяцы продлила сроки жизни больных с этой сложной формой рака. Другие варианты лечения показали свою неэффективность в этом случае.
У нас есть собственные исследования по 5-летней выживаемости больных раком легких на 2B и 3A стадиях. У людей из группы, получавших вакцину в составе основного лечения, по сравнению с теми, кто проходил только основное, выживаемость на 25% выше. То есть, на четверть больше людей получили шанс выжить при этом фатальном заболевании.
В случае рака яичника показатели еще более обнадеживающи: у людей с 3-4-й стадией, которые были условно-радикально прооперированы и получали стандартное лечение и вакцинацию, выживаемость была выше на 30%, чем у пациентов, получавших только стандартное лечение.

Вакцина от рака – для предотвращения рецидивов

- При каких условиях больной может получить эту вакцинацию?

- Основные условия для изготовления вакцины – это наличие свежего материала, незапущенная стадия рака, отсутствие метастазов. Это должна быть свежеудаленная или правильно сохраненная опухоль, которая не прошла обработку и хранилась в лабораторных условиях. С нее берут частички ткани и модифицируют. Отдельно в течение 7 суток выращивают дендритные клетки из собственных моноцитов (клеток крови) больного. Дендритные клетки «нагружают» опухолевыми антигенами, полученными с модифицированной опухолевой ткани. Затем проводим внутривенное или внутрикожное введение дендритных клеток. В случае рака легких введение является самым эффективным, тогда как при других нозологиях – внутрикожное.
То есть, как вы видите, для каждого пациента производится своя индивидуальная вакцина. Это имеет как преимущества, так и недостатки. Недостаток – уходит много времени, и процесс изготовления сложный. Из преимуществ – вакцина эффективна против индивидуальных антигенов, усиливает эффективность борьбы с раковыми клетками.
  Поэтому мы призываем людей рассматривать этот метод иммунотерапии на этапах планирования основного лечения: еще до проведения операции и химиотерапии.
Почему часто через несколько лет после операции люди возвращаются с рецидивом? Потому что в организме больного остаются так называемые дремлющие клетки, они распространяются и ждут своего часа, когда при малейшем благоприятном для них изменении начнут делиться, перерастая в новые опухоли и метастазы. Наш метод именно призван выявить их и не допустить болезни повторно.

- Как выглядит механизм получения такой помощи? Куда может прийти больной для получения такого иммунного лечения?

- У нас в поликлинике при институте есть кабинет иммунотерапии. Если человек хочет пройти полное лечение с последующим применением инъекций или исключительно вакцинацию, ему нужно посетить его. Там на пациента заводят карточку, онколог следит за общим состоянием и иммунитетом больного. В этом случае пациент будет находиться под двойным контролем: своего лечащего врача и специалиста, отвечающего за иммунотерапию.
Если человек проходит химио- или лучевую терапию, то одновременно делать вакцинацию не стоит, ведь ее эффективность будет значительно ниже. Объясню, почему. Если (применяется)серьезная химиотерапия с препаратами платины, то показатели иммунной системы значительно снижены, и дендритные клетки, которые растут из собственных клеток крови, так называемых моноцитов, после контакта с химиопрепаратом становятся менее активными. У нас было много исследований по этому поводу. Этому посвящена моя докторская диссертация. Поэтому могу сказать, что эти процедуры нужно разводить во времени для достижения наилучшего эффекта.
Продолжаются исследования и по комбинированию иммунотерапии с другими методами, в том числе и по иммуно- и таргетной терапии, и они свидетельствуют о том, что в комбинации эти препараты более эффективны, чем при использовании отдельно.

- Такая вакцинотерапия – это длительный процесс, или достаточно одной вакцинации, как от оспы или кори, и после этого есть значительные шансы продления срока жизни и выздоровления?

- В идеале, это ежегодная процедура. Некоторые врачи рекомендуют проводить вакцинацию на постоянной основе курсами для поддержания иммунной системы, чтобы она выявляла раковые клетки и не давала им размножаться в новую опухоль.
Согласно нашим исследованиям, чтобы выработался иммунитет к раку, нужно 5 инъекций, каждую из которых делают раз в месяц, потом на полгода – перерыв, и снова курс вакцинотерапии. Так происходит обычно.
И дополнительно мы делаем прицельный иммуномониторинг больного. Например, у нас была молодая женщина с очень активной иммунной системой, мы ей посоветовали более длительный перерыв.

- Скольким людям вы в состоянии изготовить эту вакцину, каковы ваши возможности?

- Еженедельно принимаем до 20 человек – это наши мощности. Но есть надежда, что в этом году все-таки поступят средства в рамках государственного инвестиционного проекта, и мы сделаем ремонт в соответствии со стандартами GMP и увеличим мощности вдвое. Мы надеемся, что этот проект будет реализован. Ведь разработками по иммунотерапии занимается большинство ведущих профильных институтов в мире.
Широкому внедрению этого метода мешает еще и одна бюрократическая деталь. Дело в том, что наша вакцина, которая индивидуально дорабатывается под пациента, классифицируется не как лекарство, а как новейшая технология. А вот как должна стандартизироваться эта технология, чтобы выйти на большие объемы оказания помощи тысячам нуждающихся в ней пациентов, в стране механизма нет, потому что правила нигде не прописаны. Но это есть во всем мире, и даже в России.
Поэтому мы надеемся, что ради спасения человеческих жизней и этот, казалось бы, довольно простой, но не решаемый десятками лет механизм вскоре таки будет решен.

Подготовила Валентина Берник.