ПОЛЫНЬ УБЕРЕЖЕТ ОТ НАПАСТЕЙ ДУШУ, ТЕЛО И ДОМ

Поделиться:
ПОЛЫНЬ УБЕРЕЖЕТ ОТ НАПАСТЕЙ ДУШУ, ТЕЛО И ДОМ

Наши предки относились к Природе, к ее дарам с большой благодарностью и благоговением, в отличие от  нынешнего потребительского отношения. Учитель-народовед из Буковины, автор многих книг по истории быта и обычаев нашего народа, которые называют Наддарами, издатель газеты «Економічно-благочестивий вісник» Гарафина Маковий рассказывает о почитании нашими предками всего того, что их окружало. В своей познавательной книге «У світі рослин» Гарафина Петровна показала «милосердие того корня, из которого мы есть. Тянувшись к небу из земли, те, что были до нас, умели глубоко уважать все, что росло, цвело, плодоносило, умывалось росой. Как мы чувствуем родовой дух тех, кто рядом: брата, сестры, мамы, папы, так те, что имели Бога превыше всего и тянулись душой к Небу, чувствовали родовой дух со всем, что было на Земле создано Небесным Отцом, поэтому находились со всем в тесной связи, почитали.
Природа имеет что дать. Ее щедро наградил Небесный Отец. И она делится с нами».

Не дергать растение, а помощи просить

«Полынь неси на мельницу, под мельницей закопай — и ничего не думай: все хорошо будет». Под мельницей закапывали сорванную на Юрия (6 мая) полынь, если считали, что кто-то тебе зло чарами сделал. Полынь — растение, имеющее возможность стягивать негативную энергию и отводить ее как можно подальше, вот и оттягивается на нее нейтрализация целиком. Ждет нечистый — потому что черное притягивается черным, так чтобы зло как можно быстрее отошло.
- И не скубай (дергай) ее, как коза, потому что и она, как и ты, жить хочет, а лучше у нее помощи попроси, а у Господа — благословения, — учит бабушка Домника. — Как попросишь ее — отдаст себя без остатка, как Господь Сына отдал.
Поэтому согнулась бабушка и ласково:
Полиночку, полиночку, ходи до ня під сорочку,
Я покладу тебе в лужко, сама ляжу на подушку.
Я з тобою буду спати – меш (маєш) злих духів відганяти...
И кажется, что сизое растение само отрывается от земли, чтобы пойти вместе с бабушкой к ее дому.

От бронхита и от черной энергетики

- Корешки молодой полыни (свежие), настоянные на водке в темноте, — компрессы (примочки) на два-три часа три раза в день, как шишка где какая уплодилась, особенно на соснице (груди), — рассказывает перенесенное из поколения в поколение бабушка Ликерия.
Теперь старые бабушки пользуются этим настоем еще и так: чайная ложка на три тепленькой воды, и полощут горло при бронхитах и астмах, а также, как распухают под протезами десна, держат этот раствор несколько раз в день во рту до двух-трех минут.
Протирают таким разведенным раствором хорошо вымытые потрескавшиеся пятки перед тем, как смазать их гусиным салом. Посуду от раствора после смазывания пят салом кладут на огонь (плиту, конфорку) — чтобы лопнула, со словами «Смерть сатане».
Первый признак тресканий пяток — плохая родовая, которую мы притянули своими грехами, или чары, которые притягивают черные волны из черных зон земли. Особенно уязвимое место на энергетическое истощение — пятки, вот они больше всего и страдают.
Посуда, столкнувшись с таким настоем, образует магнетические волны, способные из наших пальцев вытягивать черные кольца от злых страстей, а что на наших пальцах отражен весь организм, то давно уже доказано наукой.
Насыщенная посуда вытянутым из нас злом, как переполненная черными большими кусачими мухами, попадая на огонь, «вбрасывает» то все в очищающую силу огня.
Сгорают, преимущественно, черноты от курильщиков, рукоблудства, родовых проклятий, злословия, раздоров. Идет оздоровление, в первую очередь, в область сердца, почек, печени. У потомков, из того, что показывает Небесный Отец на молитву, охраняются зубы.
Где полем полынь сеется, там нечисть корову не бьет. Коровье  молоко с полынью покрытого поля вытягивало  катаракт (примочку на ночь на углу больного глаза от скулы). Такой же компресс маленькому ребенку на пупок, если запоры, кружочек (как пять копеек) сыра на переносицу, если сильно болит голова...

По полыни выбирали место под хату

Где полынь не родила, сами туда пересаживали растение. Если там не принималась, то нужно то место обходить, святой водой обрызгивать, молебны на нем отправлять или построить часовню во имя славы Иисуса Христа: «что-то уж недоброе совершилось на той земле».
Так и место на хату выбирали: пробовали, будет ли родить полынь. Или, выбрав место, потрушивали на ночь. Если вяла нормально, то нормальным и место было, а если скручивалась, желтела, становилась концами как обгоревшая — подальше от места того иди.
Мама в косички вплетала ребенку полынь, чтобы злые глаза ее не выдели.
Молодые женщины растирали в ладонях это растение и ладошками увлажняли лицо, как выходили из дома, чтобы злой ветер не перешел, злое в лицо не дунуло, ноги никто не подбил.
А из того, что вижу, действительно, светлела хата от набежавшего за летне-осенний период негатива. Полынь черными ходами выметала нечистое, которое стремится нам мешать и сегодня.
Бросали полынь в северо-западные углы хаты. Это зоны повышенного негативного воздействия, пиковая чернота земли. Если там нет полыни, а хата наполнена грехами, идет через угол поддува черной энергией, умножает черноту. Если есть полынь, то кладется перепонок между злом хаты и внешним злом.
Прожевывать и сплевывать горошины полынного цвета — чистится организм в целом, крепнут ноги, черепная часть, не так портятся зубы. Блудливому мужчине стебли сухой (с цветом уже) под подушку, под матрас, под кровать: не поддается так легко силам сатаны, чарам.
Затыкали полынь, чтобы лихая доля не мучила, и в крестильные и подвенечные свечи, в венок молодой. Полынь клали особую. Собранную на святую Богородицу, женский день, 21 сентября, когда день рождества Матери Божьей.
На полынное гнездо (сплетали, как корзиночки) клали бербеницу (среднего размера кадку) с брынзой, чтобы зло, которое ловится за ногами, никогда не убавило засоленную белизну. Из того, что вижу, воистину полынь изолировала кадушку от дурного влияния из долины, то есть — из земли, хотя была она на стульчике или на скамейке, потому что еду и воду никто не решался держать без подставки, прямо на земле. Так же клали и под кадку с капустой на добавление мужчине (человеку, харчевнику) силы, под кадку с маратурями (квасятся вместе ошпаренные помидоры, пастаи (проваренные лопатки), вареная морковь, огурцы, ошпаренный перец).
Под огурцы уже не клали. «Огурец с полынью си не знает, — говорила бабушка Трандашира. — При полыни огурец становится не тот: болит из-за него брюхо, что-то приступает тошнотное к горлу, шумит в ушах, болит голова... А вот капуста, брынза, маратури, как подстилаешь под кадушку полынь, май (очень) долго добрыми сохраняются и в нутри от них очень хорошо...»

Настойка от многих болезней

Полынная настойка на спирту — натирать, как отекают ноги. Растирать увлажненными в ней пальцами мочку левого уха — улучшается зрение, даже может рассосаться катаракт, чистятся женские детородные основы, проходят болезни бронхов и горла.
Если делать небольшое крестообразное начертание мужчине на два пальца выше межбедренного канала — повышается потенция, крепнет детородное начало. Такой настойкой, немного разбавленной водой, смазывают детям вход к заднему проходу (сантиметров пять), если у них глисты, особенно — острицы. Если у детей насморк, который аж душит, пальцем, смоченным в настойке, надавливали за левым ухом, отыскав его середину: десять-двадцать нажатий делали несколько раз в сутки. Ребенок успокаивается, хорошо спит.
Настойкой смазывают на ночь губы, если снятся плохие сны.
Половину чайной ложки на стакан воды старым мужчинам, как бунтует кишечник или мучают соли, а также для бодрости. По утрам, натощак, за 10-15 минут до завтрака.
Старые бабушки пили настойку полынную (несколько капель на стакан воды), как болело сердце, пухли ноги, крутило костями, закисали глаза. Она, умноженная в силе водой, сгонит из организма черноту, поэтому говорят: крепнут нервы.
Если на голове выходили какие-то шишки-сальники, то массажировали пальцами, смоченными в спиртовой настойке, разведенной пополам водой.
Отвар боярышника и чайная ложка (на стакан) настойки предотвращают сердечный приступ, оживляют и кладут на место, казалось бы уже намертво сплющенные сосуды.
Густым отваром полыни сбрызгивали места, откуда вылезает всякая нечисть, мыли сволоки, чтобы не точил червь (при генеральной уборке к большим праздникам), смывали голову, как что-то плодилось в голове, мыли свинью, кошек, собак, как нечисть наседала на них.
Цвет полыни макали в мед и давали слизать малому ребенку, если он имел страх или заикался. Несколько раз в неделю тот же. Если родители старались быть перед Богом в порядке — проходило. Потому, что растения — только вспомогательное средство при чистоте души изгнать из нас насевшее родовое зло (или из плохих зон земли, недоброго вампирического глаза луны), что охотится за нами, или за какой-то невольный наш грех зацепилось, примагнитилось, насело.
Отваром корневища старой сушеной полыни сбрызгивали вымя корове, как пускали ее на пастбище, а также и губы, чтобы ей никто ничего на вымя и на пищевод не мог сделать.
Примочками из густого отвара чистого, без листочков и цветов, стебля полыни обкутывали шею (компрессы чуть теплые), как делался на горле костяк, есть первая-вторая стадия зоба, горячие — при геморрое, крововыливных синяках.
Такие сухие стебли дробили на сантиметр-два и бросали десять-двадцать в бутылку, но из прозрачного стекла, хотя настаивали в шкафу, в темноте, заливая спиртом. Пили, когда человека изнемогал кашель, особенно сухой, невыносимый, по маленькой, как пальчик, порции, разведенной пополам водой, по пять-шесть раз в сутки.
- В груди попускало, шла мокрота и делалось сразу легче, — говорит бабушка Ция.
Полынь на воде — не быть беде, шли с полынью к водоему, чтобы не было утопленника.

Все это — разговор божьих творений

Полынь на водичку, чтобы вышел на травку! — прыгал с разгона в воду купальщик, оставляя за собой веточку этого горького растения. Как теперь вижу, растение стягивало с него за собой его черноту и зло его жизненной оболочки уже не могло активизировать со дна. Бросали полынь в водопой животным, их не подводили близко к реке, ручью, пруду или колодцу. Надо было носить оттуда воду далеко, метрах в трехстах, в специально выковырянные из бревен деревянные желобки. Как скот приближался к тем бревнам, то детишки уже знали свою работу: бросить веточку полыни. Девочки подходили к кустику полыни, гладили его нежно, и одна из них говорила:
Гусля з Божого саду, дай вовечкам  розраду,
Як прийдеш до них з водою — Бог буде з білиною (молоком).
И очень смотрели, хочет ли растение. Нет — шли к другому полынному кустику. Так учились любить, уважать природу, понимать ее дыхание, заботиться о ней, так природа, понимая потребности человека, отдавала себя. И нет тут никакого язычества, а разговор милосердного Божьего творения — человека с другим, более низкого уровня творением Творца.
И никто то, ниже творение, не ставил вместо Творца, не отрицал тем Бога.
Полынным, только полынным веничком, сметали стены от паутины, собирали пауков. Паук и паутина — это живые глаза темного земного зла, черные проводники.
- Зацепить паука, когда ты хоть в каком-то грехе — не оберешься беды, — говорят старенькие бабушки, — обезвреживает их черную силу только полынь.
Из того, что показывает Небесный Отец на молитву, паук не вредит совсем человеку чистому.
Своей чистотой она полностью переділяється??? с черным паучьим миром.
Но если человек нехлюйник душой (недоброжелателен, злой, бездумный, неорганизованный), паук усугубляет его злые факторы, накапливает и затягивает к нему отовсюду различные духовые нечистоты.
Сметая полынным или ивовым веничком (ива тоже целебная: от знака Вербного Воскресенья) — все то переходит ему (веничку).
Несколько сухих цветущих стеблей полыни (что от корня до верхушки) клали ребенку под подушку, поперек, стержнями к комнате, верхушкой к стене, если он плохо спит или кричит во сне. Спал улыбаясь, сладко...

подписка