ПРАКТИКА МОЛИТВЕННОГО ИСЦЕЛЕНИЯ. ИКОНЫ. Ч. 5

Поделиться:
ПРАКТИКА МОЛИТВЕННОГО ИСЦЕЛЕНИЯ. ИКОНЫ. Ч. 5

(Начало)

Александр НОВИКОВ дарит нам всем замечательную, искрометную, остроумную и полезную книгу об исцелении молитвой. Здесь не только описаны десятки случаев исцеления, но и предлагает ся способ, как овладеть этим методом. Автор убежден, что на это способен каждый из нас. С любезного разрешения Александра Ефремовича предлагаем читателям гезеты «ЗіД» отрывки из книги «Такая работа – целитель. Практика молитвенного и сцеления».

Огромное значение при исцелении молитвой имеет присутствие и участие в молитве икон. Переоценить целебное влияние сотворенной и намоленной иконы просто невозможно. Большинству современных людей, привыкших к наличию икон не только в храмах и домах верующего и неверующего люда, но и в кабинетах больших и малых чиновников, автомобилях и других явно не святых местах, трудно себе представить, что именно иконы большую часть двух тысячелетий существования христианства были предметом раздора, разделив и духовенство, и верующих на две непримиримые группы — иконопочитателей и иконоборцев.
Одни были убеждены в святости, полезности и необходимости икон в ходе церковной службы и духовной жизни христианского сообщества. Другие наоборот — считали изображение Господа и святых занятием греховным, безнравственным и богопротивным. И с одной, и с другой стороны было написано множество богословских трудов, велось неисчислимое количество споров и дискуссий, была масса конфликтов и преследований. И обе стороны спора были совершенно искренни в отстаивании своих убеждений. Причиной было противоречие, а вернее, разное толкование изложенного в Библии. Если в Ветхом Завете, где Господь говорил с Моисеем Голосом Своим, содержится прямой и недвусмысленный запрет на изображение Лика Господня, то в Новом Завете повествуется о явлении Бога в человеческом облике Иисуса Христа. А раз это человеческий облик, который можно изображать, делать это стали уже первые верующие.
Этот непримиримый спор разделял христиан с I века и до наших дней. И даже седьмой Вселенский Собор, который прошел в 787 году и четко постановил, что воплощение Бога в образе человеческом позволяет Его изображать, не изменил ситуацию. В принятом собором догмате об иконопочитании говорится о том, что честь, воздаваемая образу, переходит к первообразу, а поклоняющийся иконе — поклоняется существу, на ней изображенному.
Но даже это не смогло окончательно затушить пламя многовекового спора. Наши соотечественники очень мало знают о том, что так же, как культура народов бывшей Российской империи подарила миру огромное литературное, музыкальное и художественное наследие XVII и XVIII веков, так и христианская духовность этих народов создала бесценные сокровища православного иконотворчества XIV—XVIII веков. Создание икон было величайшей и уникальной находкой православия и одновременно
очень строгой и последовательной духовной и художественной технологией.
Прежде всего следует учитывать, что в эти века изображать образ Божий и святых было дозволено только духовным особам, то есть монахам. Перед началом писания иконы проводился молебен на художника, после чего он на длительный срок уходил в пост и молитвенное покаяние. После чего происходил молебен на основу— доску или холст. Затем — на первый мазок. И только после этого художник творил образ. После окончания его работы икона освящалась и передавалась в скит или монастырь для намаливания, которое могло продолжаться не один год. И только после этого специальное уполномоченное Церковью лицо определяло степень ее святости и ее будущее местонахождение.
Именно в этот период усилиями выдающихся иконописцев — Андрея Рублева, Феофана Грека, Дионисия и их духовных наставников, были созданы выдающиеся произведения российской иконописи, строго каноничные как по структуре образа, так и по технике письма.
 Я не оговорился, сказав, что сотворение иконы в те века было совместным творчеством как художника, так и его духовного наставника, в которое каждый вносил свою лепту, делая то, что он мог и умел. Нередко священники с одобрения более высоких чинов церковной иерархии сами творили иконы, создавая великолепные, глубоко духовные произведения, являющиеся образцами для повторения и распространения.
Иконотворчество во всех своих аспектах — от творческого до ремесленного — понемногу покидало монастыри и выходило в мир. Общество становилось более светским, и Церковь уже не могла жестко регламентировать этот процесс, постепенно переходя от императивных установлений и запретов к более дипломатичным санкциям одобрения или неодобрения. Такие выдающиеся художники, как Васнецов, Нестеров, и многие другие наряду с живописью и портретами, под заказ и по творческому порыву, стали творить иконы и картины на библейские темы.
Наряду с каноническим иконотворчеством сформировалось академическое направление — с большим трудом, но все же занявшее свое место в пантеоне культурных и духовных ценностей. Особо следует отметить, что Православная Церковь в этот достаточно сложный период проявляла терпимость и гибкость, не участвуя в борьбе канонов, стилей и направлений, а высказывая свое одобрение или неодобрение только
нравственным аспектам творчества художников, всячески поддерживая и воодушевляя сам процесс развития этого искусства. Востребованность икон отражала духовные потребности общества и была не просто сиюминутной модой, но проявлением глубинных процессов развития национальной духовности.
Вместе с увеличением количества как сотворенных, так и тиражированных икон стали учащаться случаи чудотворения, чудесных исцелений, мироточения, обновления и просветления икон.
Невозможно человеку, не чувствующему и не верующему, объяснить, что место иконы не в запаснике и даже не в зале музея, а только в действующем храме, что икона — не просто произведение искусства, но сгусток духовной энергии, который должен находиться в живом соприкосновении с верующими людьми, являясь неотъемлемой частью молитвы.
 Будучи оторваной от этого, икона тускнеет, превращаясь просто в темную от времени доску. А попытки посредством реставрации вернуть ей былую красу
одновременно со снятием верхнего затемненного слоя, к сожалению, лишают ее и значительной части присущей ей духовной силы. Чтобы икона ожила, ее можно только намаливать, радуясь, что судьба подарила возможность духом своим участвовать в возрождении вечной ценности. Автору этих строк выпало счастье намолить семь икон для близких и дорогих мне людей, и поверьте, мало что может сравниться с ощущением благодати, когда темная доска светлеет и на ней проявляется Лик Святой, одаряя тебя волной Его тепла и доброты.
Свою первую икону Спасителя я приобрел пятьдесят лет назад — очень темную, с едва различимым ликом, как и положено иконе, возраст которой был порядка двух сотен лет. Тридцать шесть лет она оставалась в таком состоянии, и вдруг двенадцать лет назад, через год после того, как я стал молить Господа об исцелении моих соседей и односельчан, она в одночасье посветлела и обновилась. Я никогда не забуду солнечного утра, когда моя жена, женщина спокойная и рассудительная, притом, что я бессовестный соня, в шесть часов утра безжалостно разбудила меня, крича: «Саша, у Спасителя глаза голубые!» Образ Спасителя и ореол вокруг него стали светлыми и какими-то лучезарными.
Когда это произошло, я спросил ДРУГА, почему именно сейчас случилось обновление и почему она так сильно изменилась. После небольшой паузы ДРУГ ответил, что изменилась не она, изменился я, а она просто это отразила. Мой знакомый священник, с которым у нас много лет теплые отношения, просто сказал, что если кто поинтересуется, от кого исцеления, — покажите и больше ничего не объясняйте.
Еще одну икону я совершенно случайно приобрел лет восемь назад у своего соседа, Володи Волыка. Она лежала у него то ли дома, то ли в гараже, явно будучи раньше подставкой для чего-то, и имела вид темной, изъеденной шашелем доски, расколотой пополам и соединенной двумя планками с гвоздями. На то, что она когда-то висела на стене, указывала только небольшая петля на одной из узких сторон. Я спросил у ДРУГА, не икона ли это, и он уверенно ответил, что, конечно, икона и ее нужно спасать. У Володи никаких планов на эту доску не было, я сказал ему, что это икона и что я хотел бы ее у него купить. Он назвал цену, я уплатил, с иконой ушел домой и поставил ее в иконостас.
 Больше года она оставалась в том виде, в котором я с ней познакомился, а потом начала светлеть. В отличие от иконы Спасителя, которая обновилась практически в одну ночь, эта икона очень медленно, в течение пары лет светлела в центральной ее части, пока на ней четко и объемно не проявился лик старца в монашеском клобуке, богатой меховой шубе и с красивым жезлом в левой руке. Над головой есть какая-то надпись по кругу, но я так и не смог ее прочесть.
И только год назад Женя увидела в Интернете, что это Петр Могила, архиепископ Киевский и Галицкий, выдающийся богослов и реформатор, живший в первой половине семнадцатого века и канонизированный Православной Церковью. Но самое главное для меня то, что она как-то очень близка мне по духу, и я воспринимаю ее как овеществленную строгую доброту, которой так не хватает в этом мире.
Намоленная икона, как и намоленная вода, обладает своим духовным полем — сегодня это принято называть аурой. Обычно ощущаемая протяженность этого поля - от полуметра до метра, а у великих икон, таких как рублевские, она достигает семи-девяти метров. Но эта протяженность свидетельствует скорее не о пределе ее влияния, а о пороге чувствительности того, кто находится с ней в контакте. В отличие от человеческой ауры, это поле не структурировано и ощущается одинаково в каждой точке пространства.
Но молиться нужно так, чтобы то место, которое вы обмаливаете, находилось прямо напротив центра иконы — это точка максимальной силы.
Следует помнить, что у каждого человека — индивидуальная чувствительность и передозировка святости так же не нужна, как и передозировка самого лучшего лекарства. Если вы находитесь в слишком сильном для вас духовном поле, вы можете ощущать давление на лоб и виски. Ничего страшного в этом нет, снять это давление можно, просто проведя пальцами обеих рук от центра лба по щекам вниз и к центру подбородка, но лучше отодвинуться на расстояние, при котором эти ощущения проходят.
По мере моления и вашего привыкания к иконе эти ощущения совершенно точно пройдут, уступив место благости и восторгу. Если икона нашла вас и ожила с вашей помощью, ни в коем случае не расставайтесь с ней по своей воле, какими бы благими мотивами вы ни руководствовались. И можете не сомневаться в том, что, если она любым способом будет у вас изъята или похищена, тот, кто это задумает или сделает, будет сурово наказан не в какой-то отдаленной и непонятной перспективе, а в самое близкое и конкретное время. Это не страшилки, а просто реальность в одной из ее совершенно не поддающихся никакому объяснению, но тем не менее абсолютно повторяемых граней.
Но самое удивительное даже не это. Если особые свойства сотворенной иконы еще можно объяснить духовностью ее происхождения, то, как это ни удивительно, те же качества, хотя и выраженные в несколько меньшей степени, присутствуют во всех ее повторяемых списках, копиях, фотографиях и полиграфических отпечатках. И это уже точно не поддается никакому рациональному объяснению.
Усиливаются они двумя способами — освящением и намаливанием. Если вы приобрели понравившуюся вам новую икону и вам сказали, что она уже освящена, все равно лучше пойти в храм и попросить вызывающего у вас доверительные чувства священника освятить ее при вас. Желательно, чтобы намаливание иконы сначала совершал близкий вам священник или сильный молельщик, поместив ее в свой домашний алтарь. А дальше ее должны намаливать вы сами, и здесь уже все зависит от ваших индивидуальных качеств — веры, любви, доброты и чувствительности к земным проявлениям Святого Духа.
Перед началом молитвы молящийся зажигает две свечи, стоящие справа и слева от образа Спасителя на расстоянии 20–30 см и выдвинутые вперед от плоскости иконы на такое же расстояние. Свет от свечей должен равномерно освещать всю поверхность иконы. Во время молитвы нужно регулярно снимать нагар со свечей, не допуская уменьшения освещенности иконы. Удобнее всего это делать обычным медицинским пинцетом, опуская обгорелые или горящие кусочки фитиля в заранее приготовленное небольшое блюдце.
Выбор иконы, участвующей в вашей молитве, —это ваше личное дело, и никто лучше вас не может почувствовать, какая икона вам больше подходит. Когда мне задают вопрос, как выбрать свою икону, я советую открыть соответствующий сайт в Интернете,
самому или с тем вашим знакомым, кто в этом более смышлен, и просмотреть все имеющиеся иконы. Могу смело гарантировать, что свою икону вы точно не пропустите, ваше сердце так сильно отзовется, что у вас не будет никаких сомнений — это она. Потом нужно напечатать ее на хорошем цветном принтере, наклеить на сухую фанеру и поместить в рамку под стеклом.
По моему личному ощущению, главной и центральной в иконостасе должна быть икона Спасителя, а все остальные, даже более намоленные, должны располагаться вокруг нее. Если ваши иконы находятся в углу комнаты, то центральная икона должна занимать этот угол, а две или четыре остальных должны находиться на стенах на уровне вашего лица, будучи точно направлены на то место, которое вы занимаете во время молитвы.
Если сложилось так, что судьба подарила вам больше икон, и вы хотите, чтобы они принимали участие в вашей молитве, повесьте их на стену сантиметров на 50–70 выше, но отрегулируйте их наклон так, чтобы они глядели точно на вас.

(Продолжение)

подписка