ВСЕГДА ДВИГАТЬСЯ И ЖИТЬ С ОПТИМИЗМОМ — СОВЕТУЕТ 92-ЛЕТНИЙ ИВАН КАШИН

Поделиться:
ВСЕГДА ДВИГАТЬСЯ И ЖИТЬ С ОПТИМИЗМОМ — советует 92-летний Иван Кашин

Много ли людей, здоровее и моложе Ивана Кашина, которому исполняется 92 года, могут похвастаться, что восходили на Говерлу или Ай-Петри? А вот Иван Андреевич поднимался на горы уже в солидном пенсионном возрасте, и вдобавок... на костылях! Вообще, жизнь этого приятного человека — наглядный пример того, как не сгибаться и не сдаваться под ударами судьбы, а всякий раз становиться на ноги (в прямом смысле слова), чтобы продолжать жить активно и полноценно.

Испытанный голодом и войной

Родился Ваня в 1924 году на Крещение, в доме на окраине Киева, пережил и повидал много горя и несправедливости, выпавших на долю его поколения. Был свидетелем так называемой коллективизации и раскулачивания, когда московские власти и местные прихвостни обирали крестьян до нитки, делали из зажиточных тружеников врагов народа. И Голодомор принимал близко к сердцу, потому что, бывало, вечерами голодной зимы 1932-33 годов стучались в окошки домов на окраинах Киева ослабевшие крестьяне близлежащих сел, прося хоть крошку хлеба для себя и своих умирающих детей.
«И мама с ними делилась последним, - говорит Иван Андреевич. - А еще, помню, уже осенью урожайного 32-го, когда опухла от голода мама и не могла передвигаться даже по дому, отца большевики заставляли на полях возле Киева собирать рожь и пшеницу».
Вторая мировая докатилась до Украины в 1941-м, Иван как раз окончил школу. Он вместе с другими работал на возведении оборонительных укреплений, противотанковых сооружений, или, как тогда говорили, ходил «рыть окопы», причем не только на Киевщине. За этими работами, на Черниговщине, вместе с советскими войсками попал в окружение, но немцы, из-за маленького роста и худобы, отпустили парня домой.
А добравшись до Киева, Иван стал свидетелем варварского уничтожения старинных домов на Крещатике, которое осуществлялось по приказу КГБ.
Впоследствии парень долго приходил в себя от бесчеловечной расправы немцев над евреями. «У нас много было соседей — еврейских семей, - вспоминает мужчина, - жили мирно, дружно». И когда стало понятно, что приглашение явиться евреям с вещами к оккупационной власти — это их гибель, как могли, пытались спасти свои соседей, знакомых. «Да, у нас была одна евреечка молоденькая, - рассказывает Иван Андреевич, - полненькая, черноглазая, очень похожая на украинскую девушку. Поэтому одели ее в вышиванку, и таким образом девушка спаслась». И сейчас мужчине иногда мерещатся колонны евреев: стариков, молодых девушек, парней, совсем маленьких детей. Отчаяние, страх и слезы ...
А потом вместе со многими другими украинцами Ивана загнали в вагоны и отправили на принудительные работы в Германию. Остарбайтеры жили в бараках, полуголодные: утром — желудевый кофе с кусочком хлеба, на обед — баланда из брюквы. Кто попадал к хорошим бауэрам, то мог жить не впроголодь. А Иван со своими товарищами по несчастью лишь мечтали, когда придет их черед работать на бауэра — тогда на обед там дадут им миску горячей гороховой похлебки
В немецком рабстве почувствовал помощь своего ангела-хранителя. Когда наступали союзные войска и происходили бомбардировки немецкой территории, Иван был в доме еще с одним остарбайтером. Как только загрохотали взрывы, парень выскочил из дома, а тот, другой, — остался. Навечно, потому что следующий снаряд угодил в здание, и оно привалило мужчину.

«Стукачом» не стал — выбрал физкультуру

Как и все, кто пострадал от гитлеровцев, радовался победе над фашистской Германией и рвался домой. В Киеве захотел учиться, пошел в Политехнический институт. «И вот интересно, - рассказывает Иван Андреевич, - питание в столовой есть, на занятиях — отвечаю, но в журнале среди списка студентов нет моей фамилии, и студенческого билета не дали. Оказалось, что не место среди студентов бывшим пленным и тем, кто был на принудительных работах». Пришлось искать другое учебное заведение, но везде отказ — «враг народа», предатель. Кстати, пробовала Ивана Кашина завербовать служба КГБ: «Хотели сделать меня« стукачом», - улыбается мужчина, да не вышло».
После нескольких лет скитаний все же поступил Иван в Киевский институт физической культуры. Там спортивный парень получил профессию преподавателя гимнастики и акробатики. С поисками работы были те же проблемы, что и с институтом. Пока не посоветовали ехать в Винницкую область — там, вдалеке от столицы, никто придираться не станет. А тем временем в Киеве сталинская машина забирала лучших преподавателей из разных институтов, и Политехнического в том числе.
Только при хрущевской оттепели мужчина вернулся в Киев и стал работать преподавателем физкультуры, гимнастики и акробатики в Киевской политехнике. Там он работает и поныне, правда, уже не показывает своих акробатических трюков — годы не те, да и травмирован был много раз. Сейчас Иван Андреевич — просто преподаватель по теории.

Альпинизм выбрал на всю жизнь

В студенческие годы Иван Кашин был не только прилежным студентом, способным и талантливым спортсменом, но и, кроме гимнастики да акробатики, бредил горами, мечтал об альпинизме, который станет увлечением всей жизни. Кстати, Иван Андреевич — мастер спорта по альпинизму, воспитал сотни последователей, сводил в горы десятки команд, добирался до Тянь-Шаня.
Лишь после последней серьезной травмы во время автодорожного происшествия, после которой мужчина едва отошел, он «изменил» своему увлечению. Но горы, снаряжение, уроки альпинистского мастерства до сих пор снятся. «Беру на плечи рюкзак, веревку, крюки — и вперед, а потом — просыпаешься, и только сердце щемит. Горы, - мечтательно говорит Иван Кашин, - это что-то особенное. Взойдешь на вершину — а там так тихо, что страшно шевельнуться. Такое ощущение, словно сам Господь наблюдает за тобой».

«Командовал» ногой, посылая импульсы

С такими травмами, как у него, кажется, о каких-то походах или уроках акробатики нечего и думать. Однако это не для таких, как Иван Андреевич. В тот раз они ехали на машине с коллегами после подготовки к соревнованиям группы спортсменов. Помимо гимнастики, Иван Андреевич еще готовил спортсменов по прыжкам в воду.
Тогда на мосту произошла крупная авария, Иван Андреевич практически не мог пошевелиться, не чувствовал ни рук, ни ног — лишь сплошную невыносимую боль до потери сознания... Его собирали, как говорится, по частичкам, но правая нога и рука так и не срослись нормально. Мужчина не мог ими нормально владеть, на ногу, которая из-за раздробленной кости не только стала меньше на 6 см, а еще и неправильно срослась, — вообще ступить не мог.
«Повезло, - говорит Иван Андреевич, - что судьба свела с замечательным хирургом Иваном Гавриловичем (к сожалению, ныне покойным), и он начал ремонтировать меня снова». Сросшиеся неправильно кости руки и ноги ломали, составляли, как надо, а недостающий кусок кости заменили донорскими».
Долгое время Иван Кашин был весь в гипсе, не мог пошевелить ногой и рукой. Чтобы не атрофировались мышцы, он делал своего рода импульсную гимнастику. Посылая мысленно импульсы-команды в мышцы руки и ноги, заставлял их сокращаться, представлял, как они работают. Таким образом Иван Андреевич доказал, что силой мысли можно справиться даже с серьезными проблемами в здоровье.

Без утренней зарядки день не начинается

Но на этом травмы не заканчивались, мужчину словно подкарауливали всевозможные разрушительные происшествия. Спустя годы, когда Иван Андреевич ехал поздним вечером с работы на мотоцикле с коляской, водитель уснул, мотоцикл наскочил на яму... Иван вылетел из мотоцикла и — прямо с моста, но не в воду, а на остроконечный каменный островок. И опять — множественные переломы, ушибы. Опять — гипс и, казалось, надолго постельный режим.
Но даже после этого, едва встав на ноги, схватил костыли и принялся собирать группу альпинистов, чтобы покорить Говерлу, а впоследствии — Ай-Петри. «Я все время старался что-то делать, стараюсь двигаться. Ведь не зря говорят, что движение — это жизнь».
Пробовал Иван Кашин уже в солидном возрасте заняться бегом, пока несколько лет назад, зимой, не поскользнулся и не упал так, что порвал сухожилия. Вовремя не прооперировали, и теперь у мужчины нога не слушается, как он говорит, — она управляет им. «Нога не слушается, ходить трудно — так решил плавать, - улыбается Иван Андреевич и добавляет: - Плыву в бассейне, а нога поворачивает меня налево».
... Ждал меня Иван Андреевич на балконе спорткомплекса и, чтобы времени зря не терять, делал зарядку. Вот за этим занятием я его и застала. «У меня каждое утро, - говорит Иван Кашин, - какая-нибудь физзарядка либо на свежем воздухе, на стадионе у дома, либо на работе в спорткомплексе, вот на этом балконе. Я всегда нахожу время, чтобы подвигаться, и всем того же желаю. А еще — оптимизма, потому что сам живу с ним и надеюсь на лучшее. Никогда не сдавайтесь, что бы ни случилось», - это уже пожелание всем нашим читателям.

Любовь Полевая-Саханда.
 

подписка